Как Нацбанк борется с рисками?

0

517

В ноябре 2015 года, Правление Национального банка Украины приняло Постановление «О внесении изменений к некоторым нормативно-правовым актам НБУ» .  По словам директора департамента финансового мониторинга НБУ И. Берёзы это постановление направлено на борьбу со схемными и мошенническими действиями. В частности изменения коснулись Постановления НБУ № 346 от 17.08.2012г. «Про утверждение Положения о применении НБУ мер воздействия за нарушения банковского законодательства». В первую очередь изменили название самого Постановления, убрав последние три слова. Теперь оно называется «Про утверждение Положения о применении НБУ мер воздействия». То есть, предполагается, что теперь Нацбанк имеет право применять меры воздействия не только за нарушение банковского законодательства, а вообще применять меры за нарушение чего бы то ни было.

Читайте также: В НБУ недоглядели?

Главной особенностью документа стало определение признаков осуществления банком рискованной деятельности. На этом хотелось бы остановиться подробнее. Любой бизнес, в том числе и банковский, по определению содержит в себе элементы риска. Равно как и любая деятельность вообще. Только тот, кто ничего не делает, не рискует. Правда здесь Нацбанк опроверг даже этот тезис. Теперь банки будут карать даже за бездеятельность. Причём доказать, что в действиях банка или его клиента не было злого умысла, должен сам банк. В пункте 3.4. Постановления так и написано: «Обязанность доказать, что в действиях клиента или банка нет признаков осуществления рискованной деятельности, возлагается на банк». Вот такая презумпция невиновности наоборот. Не проверяющие от регулятора должны доказать, что банк и его клиенты ведут рискованный бизнес, а сам банк. И если не докажет, то последуют те самые меры воздействия. Но вернемся к этим самым признаком рискованной деятельности, обозначенных в Постановлении НБУ и рассмотрим, что же к ним относится.

Осуществление банком операций, которые не имеют экономического смысла

В украинском законодательстве дано определение экономического смысла. Если долго не распространяться на эту тему, любая операция должна быть доходна. Однако любая компания, в том числе банки, в рамках конкурентной борьбы, осуществляют разовые (акции) или постоянные действия, снижая или вообще отменяя плату за некоторые свои услуги. Таким образом, если банк, с целью привлечения дополнительных клиентов, не взимает плату, например, за перечисление средств со счёта одного клиента на счёт другого, открытых в этом же банке, то данная операция уже может считаться экономически нецелесообразной. Можно сказать, что это абсурд. Ведь для банка такая операция выгодна, так как деньги остаются в системе банка. Однако теперь её можно трактовать, как такую, что не имеет экономического смыла и, следовательно, несёт признаки рискованной деятельности. И пусть банк попробует доказать обратное.

Читайте также: Реструктуризация госдолга и банковская система Украины

Осуществление опосредованного кредитования связанных с банком лиц

Нормативами НБУ установил, что сумма кредита на одного инсайдера не может превышать определённого процента от регулятивного капитала банка. На сегодня этот показатель установлен на уровне 10%. Но хотелось бы понимать, что по мнению авторов данного признака рисковости, является опосредованным кредитованием. В понимании автора, это может быть, если, к примеру, все полученные кредитные средства перечисляются на счёт инсайдера банка за некие товары, работы или услуги. А если перечисляется только часть кредитных средств? И какая величина этой части может считаться опосредованным кредитованием? И кто, и по каким признакам, это будет определять – большой вопрос. Судя из стиля написания всего документа ответ на этот вопрос оставлен на усмотрение проверяющих НБУ.

Не включение в перечень связанных с банком лиц, имеющих признаки связанности

С этим пунктом сложно не согласиться. Согласно нормативным документам НБУ каждый банк обязан ежемесячно утверждать список инсайдеров, а также связанных с ними лиц, выявленных банком среди своих клиентов. О клиентах других банков, которые имеют признаки связанности с клиентом конкретного банка, этот банк может и не знать. Правда, по опыту известно, что проверяющие НБУ не особо усердствуют в этом вопросе, хотя они имеют возможность доступа к любым данным всех банковских учреждений страны. Однако, если они обнаружат среди клиентов проверяемого банка лиц, имеющих признаки связанности, но внесенных в перечень инсайдеров, то непременно последуют те самые меры воздействия. В данном вопросе нет ничего нового. Однако, теперь любая ошибка будет истолкована, как имеющая признаки рискованной деятельности. И мера наказания за неё будет гораздо выше.

Читайте также: Банкиры у нас и у них. В чем разница?

Осуществление операций с ценными бумагами, которые имеют признаки фиктивности

Очень интересно! А кто и как определит, что ЦБ фиктивны? По каким критериям это будет устанавливаться? Если эмиссия ЦБ зарегистрирована, то есть разрешена Государственной комиссией по ЦБ и фондовому рынку, то как эти бумаги могут быть фиктивны? Надо полагать, что право определять фиктивны ЦБ или нет также остаётся за проверяющими.

Использование банком финансовых инструментов, что приводит к искусственному улучшению финансового результата банка или искажению его отчётности

В принципе использование любого финансового инструмента банка может быть истолковано как такое, что привело к искусственному улучшению финансового результата. Ну, например, выдал банк в этом квартале кредитов в разы больше, чем в предыдущем. Соответственно получил больший доход, что повлияло на увеличения финансового результата. Кто и по каким критериям будет определять, что именно это привело к искусственному улучшению показателей? Опять таки, обширное поле для фантазии проверяющих. Это ведь не они должны доказать, что имело место искусственное улучшения показателей банка, а сам банк должен доказать обратное.

Досрочное возвращение срочных средств, привлечённых от связанных с банком лиц

Одним словом, если банк досрочно возвращает деньги вкладчикам, не связанных с ним, это не несёт признаков рискованной деятельности. А если возвращает досрочно депозиты инсайдерам, то это уже рискованно. Можно подумать, что у инсайдеров не может сложиться ситуация, когда им срочно нужны деньги. Когда в прошлом году вкладчики – физические лица массово забирали из банков досрочно депозиты, то банки не имели права им отказать. И только благодаря инсайдерам, на которых банки имели влияние, и просто благодаря близким партнёрским или личным отношениям, многим банкам удалось устоять, уговорив этих самых связанных лиц не забирать досрочно деньги. Теперь же, если банк отдаёт досрочно деньги инсайдеру, то это считается рискованным и может повлечь за собой санкции со стороны регулятора. И где справедливость?

Читайте также: Все в суд!

Одноразовое грубое или систематические нарушения банком законодательства в сфере наличного обращения

С учётом того, что это самое законодательство и нормативы НБУ в сфере работы с наличностью очень часто меняются, то не нарушать его банкам становится всё труднее. Самое интересное, что часто меняются сами подходы к определению «грубое нарушение». Таким образом, чуть ли не все банки можно отнести к злостным рецидивистам на рынке наличности.

Подведем итог

Итак, мы рассмотрели семь признаков рискованной деятельности банков, определённых НБУ. Практически все из нах довольно спорны и не дают понимания, по каким критериям будет определяться наличие того или иного признака. Однако данной Постановление содержит ещё 8 признаков рискованной деятельности в сфере финансового мониторинга. Не останавливаясь на каждом пункте отдельно можно сказать, что они также неоднозначны, как и рассмотренные нами. К примеру, один из признаков рискованной деятельности может быть определён, если банк «не использует права отказать в проведении клиентами банка регулярных финансовых операций, характер которых даёт основания считать, что целью их осуществления является использование услуг банка для легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путём и т.д.» Очень эффектное определение. Или ещё одно: «Осуществление финансовой операции клиентом, который является публичным деятелем, относительно которого банк не имеет документально подтверждённых ведомостей относительно источников происхождения средств (активов) и т.д.». Если бы дело касалось исключительно государственных чиновников, то было бы понятно и логично. Но в документе речь идёт о «публичных деятелях». А это может быть кто угодно – известные люди искусства и просто депутаты сельсоветов. А если операционист банка не знает, что он проводит платёжку известного деятеля? Парадокс.

Но больше всего в Постановлении удивило, что отныне решение о мерах воздействия к банкам может принимать не только Правление НБУ, но и некий «Комитет по вопросам наблюдения (нагляду – укр.). Раньше это было прерогатива исключительно Правления. Видимо, Правление НБУ уже само не успевает принимать решения, поэтому понадобился дополнительный карательный орган. Этакая Чрезвычайная Комиссия при НБУ. Надо полагать, что следующим шагом будет учреждение «троек» с правом выносить и приводить приговоры на месте.

Изучая данное Постановление приходишь к мысли, что все банки в Украине отныне могут быть отнесены к рисковым. А ведь в НБУ недавно заявляли, что собираются менять классификацию банков. Не будет больше четырёх групп банков – от крупнейших до мелких. Вместо них будут публичные, схемные и рисковые. Надо понимать, что руководство НБУ решило все банки отнести к категории рисковых и схемных, чтобы не путаться, когда нужно будет обосновать очередное банкротство на рынке банковских услуг.

Автор: Петр Лях

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подпишись на рассылку, чтобы всегда быть в курсе финансовых событий:

 Добавить меня в рассылку

Поделиться

Оставьте комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: